Гарики на каждый день - Читать онлайн

Игорь Миронович Губерман

На сайте bookcityclub.ru вы можете прочитать онлайн и скачать Гарики на каждый день Автор книги Игорь Миронович Губерман . Жанр: Юмористические стихи, год издания 1992, город Москва, издатель МП «ЭМИА», isbn: нет данных.

Игорь Губерман - Гарики на каждый день
Рейтинг: 3/5. Голосов: 191
Подробная информация:

ВАШЕ МНЕНИЕ (0) Написать
Название Гарики на каждый день
Автор
Издатель МП «ЭМИА»
Жанр Юмористические стихи
Город Москва
Год 1992
ISBN нет данных
Скачать книгу epub fb2 doc pdf
Поделиться




Краткое описание книги Гарики на каждый день автора Игорь Миронович Губерман




Вперед Назад
1 2 3 4 5 6

 

Том I

Посвящается Юлию Китаевичу – любимому другу,автору многих моих стихов.

Эту книгу не следует читать подряд и много,лучше по чуть– чуть из разных глав -по настроению.

Эту книгу не следует читать как источник непререкаемой истины,ибо таковой в природе нет.

Эту книгу не следует читать,ища житейской мудрости,ибо автор сам по ней тоскует.

Эту книгу не следует читать ради полезных мыслей,ибо они всегда противоречат друг другу.

Эту книгу не следует читать в надежде на советы и рецепты,ибо умному они не нужны,а дураку не помогут.

Может быть,эту книгу вообще не следует читать.

Но иметь ее дома под рукой – необходимо.

УТУЧНЯЕТСЯ ПЛОТЬИСПАРЯЕТСЯ ПЫЛ. ГОДЫ ВЫШЛИ НА МЕДЛЕННЫЙ УЖИН. И ПРИЯТНО ПОДУМАТЬ,ЧТО ВСЕ-ТАКИ БЫЛ И КОМУ-ТО БЫВАЛ ДАЖЕ НУЖЕН.

I. Как просто отнять у народа свободу: ее надо просто доверить народу

Мне Маркса жаль: его наследствосвалилось в русскую купель;здесь цель оправдывала средствои средства обосрали цель. Во благо классу-гегемону,чтоб неослабно правил он,во всякий миг доступен шмонуотдельно взятый гегемон.Слой человека в нас чуть-чутьнаслоен зыбко и тревожно;легко в скотину нас вернуть,поднять обратно очень сложно.Навеки мы воздвигли монументбезумия,крушений и утрат,поставив на крови эксперимент,принесший негативный результат.Я молодых,в остатках сопель,боюсь,трясущих жизнь,как грушу:в душе темно у них,как в жопе,а в жопе – зуд потешить душу.Чтоб сохранить себя в природе,давя,сминая и дробя,страх сам себя воспроизводит,растит и кормит сам себя.Когда истории сквозняксвистит по душам и державам,один – ползет в нору слизняк,другой – вздувается удавом.Добро,не отвергая средства зла,по ним и пожинает результаты;в раю,где применяется смола,архангелы копытны и рогаты.Когда клубится страх кромешныйИ тьму пронзает лай погоньблагословен любой,посмевшийне задувать в себе огонь.Расхожей фразой обеспечась,враждебна жизни и природе,при несвободе мразь и нечистьсвободней в пастыри выходит.Свобода,глядя беспристрастно,тогда лишь делается нужной,когда внутри меня пространствообширней камеры наружной.По крови проникая до корней,пронизывая воздух небосвода,неволя растлевает нас сильней,чем самая беспутная свобода.Нам от дедов сегодня досталасьравнодушная тень утомления -историческая усталостьбесноватого поколения.Дух времени хотя и воинственен,по– прежнему кровав его прибой;кончая свою жизнь самоубийством,утопии нас тянут за собой.Перо и глаз держа в союзе,я не напрасно хлеб свой ем:Россия – гордиев санузелострейших нынешних проблем.Боюсь я любых завываний трубы,взирая привычно и трезво:добро,стервенея в азарте борьбы,озляется круто и резво.Мне повезло: я знал страну,одну– единственную в мире,в своем же собственном пленув своей живущая квартире.Где лгут и себе и друг другу,и память не служит уму,история ходит по кругуиз крови – по грязи – во тьму.Цветут махрово и упрямоплодов прогресса семена:снобизм плебея,чванство хама,высокомерие гавна.В года растленья,лжи и страхаузка дозволенная сфера:запретны шутки ниже пахаи размышленья выше хера.С историей не близко,но знаком,я славу нашу вижу очень ясно:мы стали негасимым маяком,сияющем по курсу,где опасно.Возглавляя партии и классы,лидеры вовек не брали в толк,что идея,брошенная в массы -это девка,брошенная в полк.Привычные безмолвствуют народы,беззвучные горланят петухи;мы созданы для счастья и свободы,как рыба – для полета и ухи.Привычные безмолвствуют народы,беззвучные горланят петухи;мы созданы для счастья и свободы,как рыба – для полета и ухи.Назначенную чашу в срок испить,Россия – всем в урок и беспокойство -распята,как Христос,чтоб искупитьвсеобщий смертный грех переустройства.В кромешных ситуациях любых,запутанных,тревожных и горячих,спокойная уверенность слепыхкошмарнее растерянности зрячих.Что ни век,нам ясней и слышнейсквозь надрыв либерального воя:нет опасней и нету вредней,чем свобода совсем без конвоя.Нас книга жизни тьмой раздоровразъединяет в каждой строчке,а те,кто знать не знает споров,-те нас ебут поодиночке.В нас пульсом бьется у вискадушевной смуты злая крутость;в загуле русском есть тоска,легко клонящаяся в лютость.Закрыв глаза,прижавши уши,считая жизнь за подаяние,мы перерыв,когда не душат,смакуем как благодеяние.Имея сон,еду и труд,судьбе и власти не перечат,а нас безжалостно ебут,за что потом бесплатно лечат.Дороги к русскому ненастьютекли сквозь веру и веселье;чем коллективней путь ко счастью,тем горше общее похмелье.Года неправедных гоненийсочат незримый сок заразы,и в дух грядущих поколенийползут глухие метастазы.Лично я раболепен и жесток,и покуда такова моя природа,демократия – искусственный цветок,неживучий без охраны и ухода.Жить и нетрудно и занятно,хотя и мерзостно неслыханно,когда в эпохе все понятнои все настолько же безвыходно.Есть одна загадочная тема,к нашим относящаяся душам:чем безумней дряхлая система,тем опасней враз ее разрушить.Уюта и покоя благодатьпростейшим ограничена пределом:опасно черным черное назвать,а белое назвать опасно белым.Судьбы российской злые чарыс наукой дружат в наши дни,умней и тоньше янычарыи носят штатское они.Российский нрав прославлен в мире,его исследуют везде,он так диковинно обширен,что сам тоскует по узде.Зима не переходит сразу в лето,на реках ледоход весной неистов,и рушатся мосты,и помнить этополезно для российских оптимистов.Мечты,что лелеяли предки,до срока питали и нас,и жаль,что одни лишь объедкиот них остаются сейчас.У жизни свой,иной оттенок,и жизнечувствие свое,когда участвуетзастенокво всех явлениях ее.Не в силах нас ни смех,ни грехсвернуть с пути отважного,мы строим счастье сразу всех,и нам плевать на каждого.Окраины,провинции души,где мерзость наша,низость и потемки,годами ждут момента. А потомкипотом гадают,как возник фашизм.Я боюсь,что там,где тьма клубится,где пружины тайные и входы,массовый инстинкт самоубийствапоит корни дерева свободы.Любую можно кашу мировуюзатеять с молодежью горлопанской,которая Вторую Мировуюуже немного путает с Троянской.

II. Среди немыслимых побед цивилизации мы одиноки,как карась в канализации

Из нас любой,пока не умер он,себя слагает по частямиз интеллекта,секса,юмораи тношения к властям.Когда– нибудь,впоследствии,потом,но даже в буквари поместят строчку,что сделанное скопом и гуртомрасхлебывает каждый в одиночку.С рожденья тягостно раздвоен я,мечусь из крайности в конец,родная мать моя – гармония,а диссонанс – родной отец.Между слухов,сказок,мифов,просто лжи,легенд и мнениймы враждуем жарче скифовза несходство заблуждений.Кишат стареющие дети,у всех трагедия и драма,а я гляжу спектакли этии одинок,как хер Адама.Не могу эту жизнь продолжать,а порвать с ней мучительно сложно;тяжелее всего уезжатьнам оттуда,где жить невозможно.В сердцах кому-нибудь грубя,ужасно вероятнооднажды выйти из себяи не войти обратно.Каждый сам себе – глухие двери,сам себе преступник и судья,сам себе и Моцарт и Сальери,сам себе и жолудь и свинья.У нас пристрастие к словам -совсем не прихоть и не мания;слова необходимы намдля лжи взаимопонимания.То наслаждаясь,то скорбя,держась пути любого,будь сам собой,не то тебяпосадят за другого.По образу и духу своемуСоздатель нас лепил,творя истоки,а мы храним подобие Емуи,может,потому так одиноки.Не прыгая с веком наравне,будь человеком;не то окажешься в говнесовместно с веком.Гляжу,не жалуясь,как осеньюповеял век на пряди белые,и вижу с прежним удовольствиемфортуны ягодицы спелые.Вольясь в земного времени потокстечением случайных совпадений,любой из нас настолько одинок,что счастлив от любых соединений.Не зря ли знаньем бесполезнымсвой дух дремотный мы тревожим?В тех,кто заглядывает в бездну,она заглядывает тоже.Есть много счастья в ясной верес ее тяжелым грузом легким,да жаль,что в чистой атмосференевмочь моим тяжелым легким.Непросто – думать о высоком,паря душой в мирах межзвездных,когда вокруг под самым бокомсопят,грызут и портят воздух.Мы делим время и наличность,мы делим водку,хлеб,ночлег,но чем отчетливее личность,тем одиноче человек.И мерзко,и гнусно,и подло,и страх,что заразишься свинством,а быдло сбивается в кодлои счастливо скотским единством.Никто из самых близких поневолев мои переживания не вхож,храню свои душевные мозолиот любящих участливых галош.Разлуки свистят у дверей,сижу за столом сиротливо,ребята шампанских кровейстановятся бочками пива.Возделывая духа огород,кряхтит гуманитарная элита,издерганная болью за народи сменами мигрени и колита.С успехами наук несообразно,а ноет – и попробуй заглуши -моя неоперабельная язвана дне несушествующей души.Эта мысль – украденный цветок,просто рифма ей не повредит:человек совсем не одинок -кто– нибудь всегда за ним следит.С душою,раздвоенной,как копыто,обеим чужероден я отчизнам -еврей,где гоношат антисемиты,и русский,где грешат сионанизмом.Теснее круг. Все реже встречи.Летят утраты и разлуки;иных уж нет,а те далече,а кто ослаб,выходит в суки.Бог техники – иной,чем бог науки;искусства бог – иной,чем бог войны;и Бог любви слабеющие рукинад ними простирает с вышины.За столькое приходится платить,покуда протекает бытие,что следует судьбу благодаритьза случаи,где платишь за свое.В наших джунглях,свирепых и каменных,не боюсь я злодеев старинных,а боюсь я невинных и праведных,бескорыстных,святых и невинных.Уходят сыновья,задрав хвосты,и дочери томятся,дома сидя;мы садим семена,расти цветы,а после только ягодицы видим.Когда кругом кишит бездарность,кладя на жизнь свое клише,в изгойстве скрыта элитарность,весьма полезная душе.Мне жаль небосвод этот синий,жаль землю и жизни осколки;мне страшно,что сытые свиньи,страшней,чем голодные волки.Друзья всегда чуть привередливы.И осмеять имеют склонность.Друзья всегда чуть надоедливы.Как верность и определенность.Господь посеял нас,как огород,но в зарослях растений,Им растимых,мы делимся на множество пород,частично вообще несовместимых.Живу я одиноко и сутуло,друзья поумирали или служат,а там,где мне гармония блеснула,другие просто жопу обнаружат.С моим отъездом шов протянется,кромсая прямо по странестрану,которая останется,и ту,которая во мне.Я вдруг утратил чувство локтяС толпой кишашего народа,И худо мне,как ложке дегтя,Должно быть худо в бочке меда.На дружеской негромкой сидя тризне,я думал,пепел стряхивая в блюдце,как часто неудачники по жизнив столетиях по смерти остаются.Где страсти,ярость и ужасы,где рать ополчилась на рать,блажен,в ком достаточно мужествана дудочке тихо играть.Смешно,как люто гонит насв толкучку гомона и пирабоязнь остаться лишний разв пустыне собственного мира.Разлад отцов с детьми – залогтех постоянных изменений,в которых что-то ищет Бог,играя сменой поколений.Свои черты,штрихи и бликив душе у каждого и всякого,но непостижимо разнолики,мы одиноки одинаково.Меняя цели и названия,меняя формы,стили,виды,-покуда теплится сознание,рабы возводят пирамиды.Смешно,когда мужик,цветущий густо,с родной державой соли съевший пуд,внезапно обнаруживает грустно,что,кажется,его давно ебут.Блажен,кто в заботе о теле,всю жизнь положил ради хлеба,но небо светлее над теми,кто изредка смотрит на небо.Свечение души разнообразно,незримо,ощутимо и пронзительно;душевная отравленность – заразна,душевное здоровье – заразительно.Уехать. И жить в безопасном тепле.И помнить и мучиться ночью.Примерзла душа к этой стылой земле,вросла в эту гиблую почву.Во всем,что видит или слышит,предлог для грусти находя,зануда – нечто вроде крыши,текущей даже без дождя.Друзья мои! Навек вам нежно предан,я щедростью душевной вашей взыскан;надеюсь,я не буду вами предан,и этот долг не будет вами взыскан.На нас нисходит с высотыот вида птичьего полетато счастье сбывшейся мечты,то капля жидкого помета.Жил человек в эпохе некой,твердил с упрямостью свое,она убила человека,и стал он гордостью ее.Нету бедственней в жизни беды,чем разлука с любимой сумятицей:человек без привычной средыочень быстро становится Пятницей.Проста нашей психики сложность,ничуть не сложнее,чем прежде:надежда – важней,чем возможностькогда– нибудь сбыться надежде.Мы – умны,а вы – увы,что печально,еслижопа выше головы,если жопа в кресле.Звоните поздней ночью мне,друзья,не бойтесь помешать и разбудить;кошмарно близок час,когда нельзяи некуда нам будет позвонить.

III. В борьбе за народное дело я был инородное тело


Вперед Назад
1 2 3 4 5 6



Также рекомендуем:

Комментарии


Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *