Время жестких мер - Алексей Пронин

Читать онлайн Время жестких мер на сайте bookcityclub.ru. Алексей Пронин - Время жестких мер. Жанр: Полицейский детектив, год издания 2011, город М., издатель Эксмо, isbn: 978-5-699-50208-0.

Алексей Пронин - Время жестких мер
Рейтинг: NAN/5. Голосов: 01
Подробная информация:

ВАШЕ МНЕНИЕ (0) Написать
Название Время жестких мер
Автор
Издатель Эксмо
Жанр Полицейский детектив
Город М.
Год 2011
ISBN 978-5-699-50208-0
Поделиться




Краткое описание книги Время жестких мер автора Алексей Пронин - читать онлайн

Российская милиция переименована в полицию! И что изменилось? А то, что новая русская полиция отныне работает по-новому! Крутые детективы устремляются в погони, стреляют на поражение, не задумываясь, рискуют собой и проявляют поразительную смекалку и отвагу. Так и в этот раз: адвокат Павел Смолин попал в странную историю. По заданию он приезжает к молодой клиентке, которая ведет себя неадекватно и принимает Павла за своего любовника. Кроме того, она убеждена, что у нее якобы есть малолетний сын и муж – преуспевающий бизнесмен. И еще: она заявляет Павлу, что ночью ее пытались убить, но ей удалось выбросить убийцу из окна... Ошарашенный адвокат обращается за помощью к своему другу – оперативному уполномоченному центрального отдела полиции Геннадию Миллеру...



Вперед Назад
1 2 3 4 5 6 7 8 ... 27

 

Алексей Пронин

Время жестких мер

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Странный сон снился ей в ночь на понедельник. Семейство Князевых праздновало годовщину даты. Звенели фужеры, галдели люди. Она смеялась над остротами Максима (верный признак, что в доме гости), выискивала кого-то глазами. Вышла на балкон в коктейльном платье – сзади подкрался незнакомец, обнял за талию. Она собралась возмутиться – почему он прячется от ее мужа, ведь они хотели обо всем рассказать – но незнакомец пропал, она стояла одна на пустом балконе. Налетел шквалистый ветер, выдул из дома гостей. «Забери Данилку из школы, – вещал Максим, собираясь утром на работу (можно подумать, она сама не знает, что делать с собственным ребенком). – Приготовь обед, вымой пол, не забудь проверить, как Данилка скачал из Интернета сочинение. Я приду поздно, усталый, голодный…»

Окончание сна напоминало боевик про похищение. Она тряслась в железном кузове со связанными руками и заклеенным ртом. Машина шла по проселочной дороге, из кабины доносился грубый гогот. Таяла в прошлом роскошная квартира на улице Депутатской, таял ухмыляющийся Максим, третьеклассник Данилка, размазывающий слезы кулачком. Таяла смешная машинка со значком «Тойоты» на капоте, таяла легкая, благополучная жизнь…

Она проснулась. Не в кузове. Все на месте – по крайней мере, элитная квартира в новом доме. Не сказать, что тело переполняла энергия. Пошатываясь, вышла в зал, встала перед огромным «французским» зеркалом. Последнее стоило денег, но действительность не приукрашивало. «Почему Бабу-ягу после утренника не разгримировали?!» – «А ее никто и не загримировывал!» Она уныло разглядывала скомканное существо в кружевной сорочке. Было в этом что-то декадентское. Не поправлялась ли она? Добрела до ванной, встала на напольные весы, привычно втянув живот. Цифры мельтешили. В голове творилось то же самое. Нет, она по-прежнему Князева Кира Ильинична (терпеть не могла свое отчество, было в нем что-то старческое), тридцать три года, замужем за директором фирмы «Реалком» Максимом Князевым. Второй этаж комфортабельной новостройки в тихом и зеленом уголке Центрального района. Полгода не работала, а до того дня, когда акции компании резко скакнули вверх и Максим едва не застрелился от счастья (так и сказал: я абсолютно счастлив, надо застрелиться, ведь больше такого не будет) – трудилась… Впрочем, какая разница, где она трудилась?

Цифры на весах, наконец, успокоились. Полсотни с хвостиком. Толстеете, Кира Ильинична. Становитесь горизонтально ориентированной. Пора сниматься в рекламных роликах – играть людей до похудения. Что творилось в голове? Максим отравил за ужином? Не должен, родная жена не препятствует счастью мужа на стороне. Данилку второго дня отправили к свекрови в Тасино (школа не убежит), прислуги в доме не держали. Максим уехал на работу, и это событие она опять проспала. Она отогнула клеенчатую шторку над ванной – поморщилась, гнильцой попахивает, менять пора. Максим перед работой душ принимал: сырость, потеки на стенах, забрызгал потолок. Зачем перед работой принимать душ? Можно подумать, она не знает…

Наличие у Максима любовницы она вычислила давно. Он не опускался до таких пошлостей, как помада на воротниках, забытые презервативы в карманах, не удаленные сообщения. Но она умела наблюдать и сопоставлять факты. Реакция на отдельные слова, судороги лицевых мышц, нюансы поведения, когда он приходил к ней ночью, чтобы рассказать о своей великой любви, а она мучительно размышляла, не зарядить ли ему в челюсть, или потерпеть еще годиков пять.

Голова трещала. Что-то с ней было не в порядке. Спала не тем боком? Ей казалось, что в окружающей обстановке что-то меняется. Рвался глашатай из подсознания, чтобы сообщить потрясающую новость. Она недоуменно озиралась. Вроде все как всегда – ванна сверкала кафелем, хромированные полочки, еще одно зеркало… А что тогда? Она встала под душ, почистила зубы, подставила макушку звенящему напору, чтобы устранить пульсирующую боль в лобно-височном отделе головного мозга…

Она прошлепала в халате на кухню, заварила кофе и устроилась в кресле в гостиной, подтянув к себе сервировочный столик. В огромной квартире царила оглушительная тишина. Может, собачку завести неутомительной породы?

Странно, ей не хотелось никуда идти. Она не помнила, когда в последний раз выходила из дома. Что имелось на текущий день? Данилка завис у свекрови. Мать Максима терпеть не могла невестку (взаимное чувство), но души не чаяла в восьмилетнем внучонке, освоившем компьютер и ныне с успехом осваивающем дворовую культуру, находя при этом всемерную поддержку у Максима, считающего, что человек в своей жизни должен пройти все – за исключением тюрьмы, глада и преждевременного мора. С данной стороны все было спокойно (относительно). Разводиться в ближайшие дни они не собирались. Любовь прошла, но осталась квартира, которую жалко пилить, машины, загородный дом на Ордынской дороге, да и вообще…

Она решила позвонить подруге Василисе. Шанс застать подругу был велик, та не работала, жила за счет того, что сдавала внаем две «лишние» квартиры, оставшиеся от родителей и родителей упомянутых родителей, а занималась большей частью тем, что искала мужа через Интернет (хорошо, не через Интерпол).

– Ой, привет, – обрадовалась Василиса. – Ты как? Давно не звонила.

– А вчера я разве не звонила? – озадачилась она.

– Не помню, – задумалась Василиса, – по-моему, нет. Но я автоответчик пока не проверяла. Слушай, – заговорщицки зашептала подруга, – у меня тут один миленький проект образовался. Вариант, конечно, сыроват, местами сомнителен…

– Проект? – отстраненно пробормотала она.

– Ты не знаешь, что такое проект? – изумилась Василиса.

Она знала, что такое проект. Максим просветил. Это когда денег нет, а обмануть уже хочется.

– Ты нашла спутника жизни по Интернету?

– Точно! – возликовала Василиса и тут же сникла. – Но есть сомнения. Боюсь, мне уготована участь Дюймовочки.

– Ты станешь маленькой и худой?

– Я стану дурой, – отрезала Василиса, – сбежавшей от старого, слепого и богатого. Но это мой собственный позор. Парню семьдесят с гаком, на секс здоровья нет, но тепла хочется, он собирается ложиться на операцию в офтальмологическую клинику и проживает почему-то в Молдавии, где держит маленький, но вкусный винный заводик. У тебя-то как?

– Плохо.

– Максим лютует? – ужаснулась подруга. – Боже правый, как я тебе сочувствую. Эти постоянные изматывающие скандалы, разрушающие психику… (откуда она взяла про скандалы?) С этим надо что-то делать, Кира. Ты же не хочешь превратиться в царицу Медею?

– А что у нас с царицей Медеей?

– Трагедия. Поссорилась с мужем Язоном, расколотила всю посуду, в истерике подожгла дом и перебила детей. Не подумай, что я такая умная, просто заначку вчера доставала, и книга упала на голову. Ты должна принимать немедленные меры, Кира.

«Учите меня жить, – тоскливо думала она. – Ни в коем случае не помогайте мне материально».

В памяти не сохранилось, чем закончился разговор с единственной подругой. Она вспомнила про японское авто жизнерадостного розового цвета, коротающее дни на банковской стоянке через дорогу. Подошла к окну, убедилась, что авто не уехало, и вернулась в кресло. Какое сегодня число, если взять за основу, что сегодня понедельник? Пришлось воспользоваться телепрограммой. Понедельник, шестнадцатое сентября.

Павел просил не звонить в первой половине будней. Работа у него была ненормированной, часто приходилось сидеть дома, а у жены график тоже скользил, так что… И все же она позвонила, решив, что повесит трубку, если услышит его голос. Но, кроме длинных, дребезжащих звонков, ничего не слышала. Павла не было на линии – чему имелась миллион и одна причина.

Говорят, что в жизни бывает все. Но почему-то всегда одно и то же. Она вспоминала его прикосновения, его цепляющий взгляд, чувствовала, как портится настроение. Павел никогда не разведется, она тоже никогда не разведется. Жизнь коротка, чтобы относиться ко всему серьезно. И все же…

Это был какой-то странный день – понедельник, шестнадцатое сентября. Она поскользнулась на лоджии, когда пыталась снять с веревки высохшее белье. Ударилась виском о керамический горшок, череп заискрился, боль добежала до пяток, она села в угол, обняла голову. Кое-как добрела до кухни. Не стоило включать плиту, чтобы разогреть кашу. В цепи произошел сбой, конфорка не включилась, она сунула руку с обратной стороны, чтобы нащупать место подсоединения, ударило с такой силой, что волосы встали дыбом…

Нагруженная свежими впечатлениями, она добрела до гостиной, рухнула в кресло. Что она знала про электричество? Дерется сильно. И сила тока измеряется в километрах, судя по этим бесконечным проводам…

– Ну и кто из нас после этого блондинка? – злорадно вымолвила Василиса.

Она с изумлением уставилась на трубку в руке.

– Ты, – всхлипнула она.

– Спасибо, – хмыкнула подруга. – Вызови электрика, и все будет в порядке. Кстати, как ты относишься к сексу с электриком?

– Никак. Я лучше с мужем.

– Ну, не знаю, – засомневалась Василиса. – Временами нужно ходить в народ, а не вариться до полной шизофрении в этом вашем великосветском котле. Можешь вызвать мужа, но он не обрадуется. Можешь не подходить к плите, это же не зеркало, верно? Можешь вызвать кого-то другого… Кстати, я поняла по твоим туманным намекам, что этот «другой» несколько моложе тебя?

– Немного, – всхлипнула она.

– И он знает, сколько тебе лет?

– Частично…

Подруга прыснула.

– Странная ты сегодня, Кира. Ты уверена, что все в порядке… если не считать твоего знакомства с физикой для восьмого класса?

Она не понимала, что с ней происходит. Бросила трубку, стала собираться с мыслями. Машинально отстучала номер Павла, прослушала серию длинных гудков. Потрогала несостоявшуюся шишку на виске. Встала, переоделась – сменила халат на бриджи от Сваровски, зауженную майку. Сообразила, что все утро ходила босиком, пошла в прихожую за тапками. Тапочек там не оказалось (в чем не было ничего удивительного, она оставила их либо в спальне, либо в ванной), но тут ее внимание привлек шум в подъезде. Пьяные крики и гогот. Кто-то пробежал. Она прильнула к двери. Подвыпившая компания спускалась по лестнице, игнорируя одно из величайших достижений человечества – лифт. Это было странно. В элитных домах проживают люди, считающие себя воспитанными. Может, электрики?

Подчиняясь какому-то неосознанному чувству, она посмотрела на часы в прихожей: без трех минут одиннадцать, отомкнула замок и высунула нос на площадку. Поступок был опасный, но компания уже прошла и в данный момент материлась в районе первого этажа. Она задумалась. Куда она спрятала свой баллончик с аналогом экстракта красного перца – морфолидом пеларгоновой кислоты, гарантирующим рыдания, конвульсии и схватки в горле? Странно, он всегда лежал на полочке у двери…

Что-то щелкнуло и грозно зашипело на кухне. Она не помнила, чтобы включала чайник или ставила кастрюлю на плиту. Однако это свершилось! Жизненный опыт подсказывал: кастрюлю можно отодвинуть. А чтобы не схлопотать вторично, достаточно не соваться к проводам. Она убрала одним пальчиком «сбежавшую» посудину, выключила агрегат. Вооружившись шоколадным батончиком, прошла в гостиную, включила телевизор, чтобы окунуться в бытие симпатичных сусликов на канале «Animal planet» (там последнюю неделю показывали исключительно сусликов). Но телевизор по всем каналам показывал рябь. Она привстала, треснула его по макушке – за что, спрашивается, платят кабельным мошенникам? Развлечения, кажется, отменялись. Не беда, решила она, вот если останусь без воды и света, тогда…

Тогда что?

Уйти из дома? А когда она в последний раз выходила из дома?

Происходило что-то пугающее и взывающее к анализу. Витамины не выпила! – осенило ее. Вот причина беспокойно-раздражительного состояния! В пятый раз за текущее утро она отправилась на кухню, извлекла из шкатулки на холодильнике флакончик с разноцветными драже, отправила пару в рот. Эти витамины со сложным названием положительно сказывались на самочувствии и обладали приятным вкусом. Но от неприятностей не спасали. Забираясь в холодильник, она прищемила палец дверью, хотела сунуть его под холодную воду, но вместо холодной включила горячую…

В завершение экзекуции она порезала палец на правой руке, принялась его обсасывать… и замерла, охваченная странным чувством. В спину кто-то смотрел.

Она повернулась.

В гостиной, за раздвоенным сервантом, между ней и дверным проемом, мерцал Павел…

Он смотрел на нее так, словно получил предложение убить любовницу за хорошие деньги, согласился, но в ответственный момент вдруг засомневался…

Шквал эмоций захлестнул. Она похолодела, потом жар охватил, вспыхнула кожа на лице. Это не по правилам! – подумала она. – Так нельзя! Он не должен сюда являться. К черту правила! Следовать правилам – лишать себя удовольствий…

– Господи, Павел… – она подошла к нему на негнущихся ногах, обняла. – Ты испугал меня…

Он был какой-то деревянный. Смотрел на нее так, словно они впервые встретились. Весь из себя такой женатый… Она вдохнула его запах, прижалась к груди, сомкнула руки у него за спиной…

Он не шевелился. Она отстранилась от него, посмотрела в глаза, стала выбираться из своего сложного и запутанного состояния.

– Ты как сюда попал, несчастный? – прошептала она. – Пойми меня правильно, я счастлива тебя видеть, но это как-то странно, согласись – без звонка, уведомления, ты стоишь и смотришь, как я блуждаю по кухне…

– Дверь была открыта, – хрипло вымолвил он.

– Господи, конечно… Я вышла в подъезд, а потом забыла ее закрыть. Там местные хулиганы… хулиганили.

– Я видел, – буркнул он, – парни в стельку, я столкнулся с ними во дворе. В этом районе подобные экземпляры, видимо, не редкость?

В этом районе в любое время суток – патриархальная Англия! С Павлом было что-то не в порядке. Кто из них сошел с ума? Он стоял, как бедный родственник, не знал, куда деть руки. Физиономия то бледнела, то покрывалась пунцовыми пятнами.

– Ответь, пожалуйста, на несложный вопрос, Павел, – вкрадчиво молвила она. – Что ты делаешь в моей квартире? Я, между прочим, по-прежнему замужем. Ты следишь за моим мужем и в курсе его перемещений по городу? Или надеешься на чей-то протекционизм?

– Дверь была открыта, – хрипло повторил он.

Ну, точно, оба свихнулись.

– Я не спрашиваю, КАК ты попал в мою квартиру, это мы прошли, – ласково сказала она и задумалась, не обнять ли его вторично – уж больно беспомощным он выглядел. – Я спрашиваю, что ты делаешь в моей квартире? Это разные вещи, нет? Или с этого дня наш потаенный роман переходит в авантюрную плоскость?

Он сглотнул так, словно у него в горле выросла опухоль.


Вперед Назад
1 2 3 4 5 6 7 8 ... 27


Также рекомендуем:

Комментарии


Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *