Идеальный слог. Что и как говорить, чтобы вас слушали - Читать онлайн

Алиса Г. Боумэн

На сайте bookcityclub.ru вы можете прочитать онлайн и скачать Идеальный слог. Что и как говорить, чтобы вас слушали Автор книги Алиса Г. Боумэн . Жанр: Языкознание, год издания 2014, город Минск, издатель Попурри, isbn: 978-985-15-2518-4.

Алиса Боумэн - Идеальный слог. Что и как говорить, чтобы вас слушали
Рейтинг: 4/5. Голосов: 111
Подробная информация:

ВАШЕ МНЕНИЕ (0) Написать
Название Идеальный слог. Что и как говорить, чтобы вас слушали
Автор
Издатель Попурри
Жанр Языкознание
Город Минск
Год 2014
ISBN 978-985-15-2518-4
Скачать книгу epub fb2 doc pdf
Поделиться




Краткое описание книги Идеальный слог. Что и как говорить, чтобы вас слушали автора Алиса Г. Боумэн

Умение правильно излагать свои мысли может сыграть решающую роль в том, выиграем мы сделку или потеряем крупного клиента, получим продвижение по службе или так и останемся незамеченными, обретем важного союзника или сожжем за собой все мосты. В такие моменты важно быть мастером Идеального Слога — уметь правильно донести нужное сообщение до нужного человека в нужное время. Билл Макгоуэн, признанный коуч по коммуникациям, показывает, как это сделать.Для широкого круга читателей.



Вперед Назад
1 2 3 4 5 6 7 8 ... 30

 

Билл Макгоуэн

Идеальный слог

Донне, Эндрю, Каре и Полине, настоящим мастерам коммуникаций, что особенно важно.

По изданию: PITCH PERFECT (How to say it right the first time, every time) by Bill McGowan and Alisa Bowman, 2014.

Издание охраняется законом об авторском праве. Нарушение ограничений, накладываемых им на воспроизведение всей этой книги или любой ее части, включая оформление, преследуется в судебном порядке.

© 2014 by Bill McGrowan

© Перевод. Издание на русском языке. Оформление. ООО «Попурри», 2014

Слова благодарности

Эта книга никогда не появилась бы, если бы не поддержка многих людей. Прежде всего, я хотел бы поблагодарить Алису Боумен, соавтора, за ее решение сотрудничать со мной. Алиса мастерски перевела тезисы наших коучинговых сессий в формат той книги, которую вы сейчас держите перед собой, и помогла этому проекту состояться. Если бы не Алиса, я бы до сих пор сидел и глазел на пустой экран. Креативная, умная, добрая, исполнительная и терпеливая — о такой коллеге можно только мечтать.

Особая благодарность Холли Хеймбоуч, которая с нашей первой встречи не сомневалась в успехе этого проекта. Ее теплота, поддержка и опытное руководство превратили процесс написания книги в сплошное удовольствие. По достоинству оценил полученные результаты мой давний друг и агент Уэйн Кабак из «WSK Management». Иметь в своей группе поддержки такого талантливого, мудрого и всесторонне развитого человека — это просто подарок судьбы.

Совмещение процесса написания книги с основной работой стало возможным только благодаря профессионализму и слаженной работе всей команды «Clarity Media Group». Люси Черкасетс так умело взялась за руководство многими аспектами бизнеса, что у меня нет ни малейшего намерения что-то поменять. Помощница Марико Такахаши приводила в порядок мой хаотичный рабочий график, что позволило мне сэкономить значительную часть умственной энергии и направить ее на написание книги. А Тиффани Санчес была настоящей «палочкой-выручалочкой» и всегда помогала мне не сбиться с пути.

Готовность остальных сотрудников «Clarity» подставить свое плечо и разделить между собой возросшую рабочую нагрузку оказала мне просто неоценимую поддержку в осуществлении этого проекта. Мелисса Хеллен была, как всегда, на высоте, равно как и Билл Кассара, Мариса Томас, Кен Фур, Джим Пеймер, Дженнифер Фукуи, Дилан Челфи, Джон Джонстон и Дженет Карлсон.

Опыт, который я почерпнул из тысяч тренинговых сессий, был результатом доброты и щедрости тех людей, которые помогали развиваться нашему бизнесу на протяжении последних тринадцати лет. Большое спасибо всем клиентам, которых мы давно уже считаем не клиентами, а покровителями нашего дела.

На протяжении многих лет я учился писательскому мастерству у разных талантливых людей, но двоих из них хотелось бы отметить особенно. Майкл Рубин, о котором пойдет речь в главе 4, умеет мастерски разворачивать сюжет. Мне посчастливилось стать одним из его многочисленных протеже. Питер Бреннан, творческий гений и создатель легендарного шоу «A Current Affair», не имеет себе равных в том, как эффектно и грамотно подать основные сюжетные элементы произведения.

И хотя мне невероятно повезло иметь столько друзей и просто замечательных людей, которые поддерживали меня на протяжении всего этого пути, должен признать, что самый одаренный писатель из всех, которых мне довелось знать, и самый лучший редактор во вселенной — это Донна Корначио, моя жена и любовь всей моей жизни. То, как она скрупулезно вычитывала каждое слово моей рукописи своим прозорливым, аналитическим глазом (и, что немаловажно, с красным карандашом в руке), — это и есть свидетельство настоящей любви. Ее воодушевление и поддержка позволили книге увидеть свет.

Введение

Меньше говорите, больше делайте.

Бенджамин Франклин

Если хотя бы один совет из этой книги поможет вам добиться профессионального успеха, не спешите меня благодарить. Благодарите парня по имени Рой Швазингер. Вы найдете его в одной из федеральных тюрем.

Я познакомился со Швазингером тридцать лет назад, когда работал корреспондентом таблоидной новостной телепрограммы «A Current Affair», выходившей с 1986 по 1996 год. Швазингер был типичным плохим парнем. Из-за мягкой ш его имя звучало почти как свастика, что делало образ парня еще более устрашающим. Как активист антиправительственного движения, он был настоящей занозой в нижней части спины всех общественных и государственных деятелей. Он отправлял фальшивые распоряжения о конфискации имущества, повестки в суд и ордеры на арест конкретным судьям и прокурорам по тщательно продуманной схеме, чтобы превратить их жизнь в ад. Что еще хуже, он обвинялся в мошенничестве: обманным путем вымогал у фермеров деньги, обещая им вернуть конфискованные у них фермы через свою несуществующую организацию «Мы — люди» за символический взнос в 300 долларов. Как вы уже догадались, эти взносы оседали в грязных карманах Швазингера.

Чтобы представить себе Швазингера, подумайте о великом Сантини в состоянии сильного наркотического опьянения. Швазингер был коренастым мужчиной среднего роста лет пятидесяти, с короткой стрижкой, как у военных, и стилем одежды «от «Sears». На его лице застыло мрачное выражение, которое недвусмысленно говорило: убирайтесь, или вам не поздоровится. Он избегал любого общения с прессой и вел крайне замкнутый образ жизни в одном из сельских районов Айдахо.

Ясно было одно: если мне удастся взять у Швазингера интервью и задать ему парочку пикантных вопросов, это произведет настоящий фурор на телевидении. Тогда я и представить себе не мог масштабы этого фурора.

Швазингер упорно игнорировал все мои просьбы о личной встрече, поэтому я вылетел в Форт Коллинз, Колорадо, где мы вместе со съемочной группой отправились к дому Швазингера и стали ждать его появления. Казалось бы, было логичнее просто пойти и позвонить в дверь, но репортеры редко так поступают. Ступи мы хоть одной ногой на его территорию, Швазингер мог бы запросто позвонить в полицию и сообщить о нарушении неприкосновенности частной собственности. К тому же, зная о нашем присутствии, он мог бы просто оставаться дома до тех пор, пока мы не утратим к нему интерес и не уедем.

Это не входило в наши планы. Мы хотели дождаться, пока он выйдет из дому и отправится в какое-нибудь общественное место. Там бы мы его и подловили. Итак, мы сидели в арендованном «Ford Explorer» и ждали. Прошел час. Два. Три. Пять. Десять. В то время еще не было цифровых технологий, мобильных приложений и прочих способов убить время. Подробное обсуждение всех рабочих дел и сплетен заняло около двух часов. После этого приходилось бороться со скукой, которая с каждым часом становилась все более невыносимой. То, как голливудские продюсеры умеют превратить слежку из утомительного занятия в увлекательный процесс, является поистине свидетельством их творческого гения.

Наконец, в десять часов следующего утра Рой появился. Мы терпеливо наблюдали, как он сел в свой шикарный «Lincoln» и уехал. После долгих часов умственной бездеятельности я вдруг почувствовал такой выброс адреналина, что в моем теле затрепетал каждый нерв. Я даже забыл о том, как сильно хотел в туалет.

Мы ехали за ним на безопасном расстоянии примерно с милю, пока наш злодей «черная шляпа» не поставил машину возле здания окружного суда. Мы запарковались через пять мест от него.

— Вы, ребята, подготовьте камеру, а я пока выйду, осмотрюсь, — сказал я своей съемочной группе. — Просто убедитесь, что камера включена.

На языке телевизионщиков это называется засадой: вы просто идете с включенной камерой и, как говорит Энди Коэн, «смотрите, что происходит в прямом эфире». В обычных обстоятельствах загнанные в угол животные типа Швазингера теряют привычную невозмутимость, на что мы и рассчитывали.

— Господин Швазингер… Я Билл МакГован из таблоида «A Current Affair», — сказал я, стараясь одержать верх над своим зашкаливающим адреналином. — Я бы хотел задать вам несколько вопросов об организации «Мы — люди»…

Краем глаза я мог видеть своего оператора с направленной на меня камерой. На всякий случай бросил быстрый взгляд на сигнальную красную лампочку, чтобы убедиться, что камера работает. Запись шла. Хорошо.

Как только Швазингер заметил камеру, он резко оборвал наше рукопожатие. Его глаза быстро забегали из стороны в сторону, как бы оценивая масштабы катастрофы. Если бы над его головой появился пузырь с мыслями, в нем было бы написано: Что, ЧВ, здесь происходит?

— Я не могу ничего ответить, — сказал он.

— Почему вы не можете ничего ответить? — не отставал я.

Мы стояли буквально нос к носу.

— Потому что мне запрещено разглашать какую-либо информацию. Можете проверить это в окружном суде Небраски, — ответил Швазингер, брызгая слюной мне в лицо.

Отвратительное ощущение, но мне удалось его подавить, поскольку я знал, что сумел подцепить эту рыбу на крючок.

До этого я уже встречался с прокурором и знал, что никаких судебных запретов подобного рода в отношении Швазингера не выдавалось. Более того, прокурор предупредил меня о том, что Швазингер всем вешает лапшу на уши об этом судебном запрете.

— Спасибо, сэр, мы это уже проверили и хотели бы знать, почему вы обманным путем вымогаете у фермеров деньги!

Сопровождающий его верзила попытался закрыть объектив камеры рукой — жест, который для аудитории означает: «плохой парень делает ноги».

Пока Швазингер пытался улизнуть, я не отставал от него ни на шаг и продолжал настаивать на том, чтобы он ответил на мои вопросы, а оператор с камерой все это время следовал за нами. Через семь или восемь шагов Рой подарил мне звездный шанс. Он развернулся и нанес мне внушительный удар справа в подбородок и горло. Его кулак попал прямиком в мой беспроводной микрофон, и оттуда раздался громкий звук удара и хруст ломающихся костей.

Моя голова откинулась назад, я потерял равновесие, но, как ни странно, совсем не почувствовал боли. Я быстро пришел в себя, словно был надувной куклой.

Моя первая мысль: Что бы теперь ни случилось — это уже не столь важно. На работе будут в восторге от этого материала

Моя следующая мысль: А вон тот парень часом не полицейский? Так оно и оказалось. Мы показали ему запись удара, и он на месте арестовал моего обидчика.

В этот же день, когда я на всякий случай решил показаться врачу, у меня случилось прозрение. Челюсть все еще ныла, зато внезапно открылись глаза. Должно быть, есть масса других людей (будем надеяться, не столь гнусных), которые не умеют себя вести в публичных коммуникативных ситуациях. Если бы Рой Швазингер получил хороший совет, он бы попытался меня убедить, а не сбивать с ног. Он мог использовать по меньшей мере полдюжины коммуникативных приемов, чтобы ускользнуть из наших рук, сохранив при этом свое достоинство и имидж. Но если вы набрасываетесь на репортера перед включенными камерами, ваша репутация однозначно будет подмочена.

После этого случая я стал все чаще подмечать, как глупо и нелепо ведут себя люди в самые ответственные и важные моменты. Я не имею в виду разбойников с большой дороги типа Швазингера, которому пришлось отбиваться от назойливых журналистов. А говорю о знаменитостях, политиках, руководителях компаний и других личностях подобного уровня.

Задолго до того как Сара Палин обеспечила нам бесконечный источник развлечений, пальма первенства, безусловно, принадлежала бывшему вице-президенту Дэну Куэйлу, славящемуся своими глупыми высказываниями. Вот уж кому действительно не помешала бы помощь коуча по коммуникациям. Чего только стоит его попытка перефразировать известный слоган Объединенного фонда негритянских колледжей «Ужасно расточать ум впустую», в результате чего вышло: «Как это ужасно — потерять разум. Или вообще его не иметь — это тоже расточительство. Как это верно». Трудно переоценить степень его расточительства.

Но вице-президент в этом не одинок. У него целая компания доморощенных последователей:

Слово «гений» не используется в футболе. Гений — это парень типа Нормана Эйнштейна.

Джо Тайсман, квотербек НФЛ и спортивный обзреватель

Курение может вас убить. А если вы убиты, то теряете очень важную часть своей жизни.

Брук Шилдс, модель и актриса

Если не считать убийств, то в округе Колумбия самый низкий уровень преступности в стране.

Марион Барри, мэр Вашингтона

Возьмите любую эпоху и вы найдете в ней массу подобных примеров. Многие из известных перлов принадлежали VIP-персонам коммуникативного клуба «Один процент» — политикам, спортсменам, актерам и видным общественным деятелям. Причем у этих ребят были целые команды имиджмейкеров и специалистов по коммуникациям. Это навело меня мысль: если уж они допускают ляпсусы, то какие шансы есть у остальных девяноста девяти процентов простых смертных пройти по минному полю коммуникаций и остаться живыми-невредимыми? Кто должен помочь им двигаться в верном направлении и сформировать необходимые коммуникативные навыки?

Это было за несколько лет до того, как я понял, что мог бы стать тем самым надежным проводником.

В ту пору я создавал и продюсировал новостные сюжеты для программы 20/20 с Конни Чанг на канале «ABC News». Мою должность в скором времени должны были сократить. Мне очень нравилась Конни. Она была приветливой и добродушной, с потрясающим чувством юмора, которое то и дело зашкаливало. Но программа была проигрышным вариантом как для нее, так и для меня. Конни оказалась в незавидной ситуации — ее медленно, но верно выталкивали на задворки. Как ее продюсер, я мог ясно представить себе наше будущее. ABC был для Конни тупиком. Это значило, что мне нужно срочно планировать свой побег.

Примерно в это же время одна моя приятельница спросила, не хотел бы я снять трехминутное видео для раскрутки сайта по поиску работы для ее клиентки. Нужно было сделать солидный ролик, чтобы доказать финансовому сообществу, что в этот проект стоит вкладывать деньги.

Часть съемки включала интервью. После того как мы его отсняли, она спросила: «Вы не против, если мы перемотаем пленку назад и посмотрим, как все получилось?» Сначала я подумал, что это куча мороки — устанавливать специальный монитор и терять драгоценное время лишь для того, чтобы удовлетворить ее любопытство. Но поскольку я только что переступил грань между простым тележурналистом и бизнесменом, для которого желание клиента — закон, то естественно ответил: «Конечно, мы можем это сделать». И именно во время этого предпросмотра меня как будто озарило: «Ага!» Инстинктивно я начал говорить этой клиентке о том, что было бы лучше отвечать на вопросы более убедительным и бодрым голосом: «И когда вы говорите, слегка наклонитесь вперед и не бойтесь подчеркнуть ключевые фразы жестами, а также сохраняйте зрительный контакт с интервьюером».


Вперед Назад
1 2 3 4 5 6 7 8 ... 30



Также рекомендуем:

Комментарии


Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *